Мы не даём пустых обещаний! Мы просто делаем свою работу качественно и результативно!  

 определять на основе норм материального права обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию;
распределять между сторонами бремя доказывания.
Как известно, механизм движения гражданского процесса, в том числе при защите чести, достоинства и деловой репутации, определяет принцип диспозитивности.
В соответствии с этим гражданские дела по общему правилу, возникают, изменяются, переходят из одной стадии судопроизводства в другую, оканчиваются или прекращаются, главным образом, по инициативе участвующих в деле лиц, т.е. принцип диспозитивности действует на всех стадиях гражданского судопроизводства. В соответствии с ним лица, участвующие в гражданском деле, реализуют право на обращение в суд за судебной защитой, определяют предмет и основание заявленных требований (они могут изменить свои требования в процессе рассмотрения дела).
Новое гражданское процессуальное право расширило действие принципа диспозитивности гражданского процесса. В этой связи следует отметить, что в ч. 1 ст. 39 ГПК РФ указывается на право истца изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или вообще отказаться от иска. Здесь же указано, что ответчик вправе признать иск или (и) стороны могут окончить дело мировым соглашением.
В то же время указанные права сторон были значительно ограничены контролирующей ролью суда, установленной в ч. 2 ст. 39 ГПК РФ: "Суд не принимает отказ истца от иска, признания иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц".
При отсутствии положительного закона КС РФ вынужден был опереться на иное нормативное основание. Таким основанием стала практика Европейского суда по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ). В деле Шлафмана КС РФ сослался на решение ЕСПЧ по делу "Компания Комингерсол С.А." против Португалии". Проведен вывод ЕСПЧ о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые "могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени "объективными" или "субъективными". Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании".
Понятно, что Определение КС РФ по делу Шлафмана дало старт компании обращений в арбитражные суды с требованиями о взыскании компенсации репутационного вреда. Происходит это при отсутствии сколько-нибудь надежной нормативной базы, равно как и при отсутствии уверенности в том, что суды имеют желание объективно и непредвзято подходить к рассмотрению конкретных споров. Поэтому первейшей задачей является выявление и формулирование основных подходов к взысканию репутационного вреда. Источником в данном случае может служить только практика ЕСПЧ.
Весьма важным и, пожалуй, решающим является правило о приоритете права на получение и распространение информации перед правом на защиту репутации.
Указанное правило было четко сформулировано в прецедентном деле "Санди таймс" против Великобритании" (1979 г.): при оценке ограничения, налагаемого на распространение СМИ информации, и права на защиту репутации следует не выбирать между двумя правами, а предполагать в качестве основы принцип свободы самовыражения, а все исключения и ограничения этой свободы следует толковать как можно более узко.
Если российский суд все же сочтет, что имеются основания для взыскания компенсации за репутационный вред юридическому лицу, то придется найти обоснование для определения размера такой компенсации. Каких-либо установленных законом критериев для размера компенсации репутационного вреда нет, в значительной мере потому, что закон едва ли и допускал саму эту возможность в принципе.
Очевидно, что всякие аналогии с компенсацией морального вреда здесь невозможны. Моральный вред состоит в претерпевании физических и нравственных страданий. Как бы мы ни относились к праву юридического лица на защиту деловой репутации, мы не сможем обнаружить у юридического лица наличие психики и, следовательно, возможности страдать, т.е. испытывать чувства и эмоции.
Кстати, и КС РФ, сославшись в деле Шлафмана на ст. 45 Конституции (а она говорит о защите права любыми не запрещенными законом средствами), тем самым признал, что норма ст. 152 ГК не является основанием для взыскания компенсации нематериального вреда, причиненного юридическому лицу. Иначе КС РФ прямо бы указал на ст. 12 и 152 ГК.
Стало быть, нужно исходить из собственного понятия деловой репутации, чтобы понять, как ему причиняется вред и как этот вред может быть компенсирован.
Известно, что деловая репутация юридического лица "складывается", "создается". Деловая репутация не присваивается правом юридическому лицу в силу его учреждения, подобно тому, как любому человеку присваиваются определенные и защищаемые законом блага (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя и иные блага, принадлежащие в силу закона или от рождения). Закон лишь охраняет право на деловую репутацию, но не создает ее. Деловая репутация создается собственными усилиями организации. Внешние факторы могут так или иначе влиять на деловую репутацию, но не могут создать ее.
Будучи созданной, деловая репутация, однако, испытывает непрекращающееся воздействие деятельности юридического лица, находится в зависимости от нее и потому постоянно изменяется, возрастает или уменьшается (принято говорить о "динамичности" деловой репутации). В отличие, скажем, от чести деловая репутация выражает не равенство субъектов права, а, напротив, подчеркивает их различия.
Равной деловой репутации быть не может, равная для всех деловая репутация не является каким-либо благом. Закон защищает деловую репутацию именно как способ различия в той или иной сфере деятельности одного лица от другого.
Благо, заключающееся в деловой репутации, состоит прежде всего и главным образом в расширении коммерческих возможностей юридического лица. Деловая репутация является одним из активов организации, а иногда (например, для консалтинговых, аналитических и т.п. компаний) - главным ее активом. Чем более высока доля деловой репутации в активах организации, тем большие усилия направляются на создание деловой репутации.
Создание деловой репутации целенаправленно. Юридическое лицо планирует свои действия с учетом того, как они отразятся на деловой репутации. Целый ряд действий (рекламные кампании, мероприятия по "связям с общественностью", благотворительные акции, приглашение на руководящие должности публичных фигур и т.д.) имеет исключительной целью повышение деловой репутации. Но и все прочие действия юридического лица, в том числе непосредственно производство, обязательно предполагают достижение положительного для деловой репутации эффекта.
Стало быть, следует исходить из того, что создание (достижение) деловой репутации представляет собой сознательные, планируемые, рационально обоснованные и соизмеримые с понесенными затратами действия юридического лица. Именно такое положение вещей является правилом и презюмируется точно так же, как презюмируется направленность предпринимательской деятельности на получение прибыли.
Эти достаточно очевидные и, насколько мне известно, не подвергаемые сомнению положения необходимо иметь в виду при решении таких вопросов, как соотношение убытков и компенсации репутационного вреда и способ и средства доказывания размера репутационного вреда.
То, что является рациональным, планируемым, целесообразным, само по себе способно к внешней оценке, ибо последняя как раз и состоит в сопоставлении действий и их результатов, целей и понесенных для этого затрат. А такие факторы деловой репутации, как "совокупность качеств и оценок", даваемых контрагентами и иными лицами (Н. Малеина), тем более объективны.
Ведь если оценки даются контрагентами юридического лица, т.е. субъектами коммерческой деятельности, то они, конечно, столь же опираются на рациональные, исчисляемые показатели, как и иные оценки, делаемые в процессе предпринимательской деятельности. Нет сомнения, что и суд в состоянии объективно оценить "совокупность качеств и оценок", которые составляют деловую репутацию.
Данные выводы заставляют признать, что умаление деловой репутации является обстоятельством объективным, подлежит доказыванию, и приводимые истцом доказательства должны касаться именно "совокупности качеств и оценок", носить сами по себе объективный характер и быть проверяемыми.
В отличие от оценки степени физических и нравственных страданий, которая присуща определению компенсации морального вреда, когда речь идет об "утешении за причиненное зло... ущербе, причиненном чувствам истца", при оценке вреда репутационного суд не может исходить ни из логики "утешения", ни учитывать состояние чувств истца за отсутствием у него этих чувств. Именно поэтому суд не может оценивать вред субъективно, как это присуще оценке морального вреда, когда суд опирается на свое понимание переживаний и страданий другого человека, которые далеко не всегда проявляются вовне и потому далеко не всегда могут быть с очевидностью обнаружены.
Между тем деловая репутация всегда проявляется вовне, и ее умаление всегда может быть обнаружено. Если такое умаление не обнаружено, значит, его и нет!
Страдания нужно представить, вообразить. Деловую репутацию (или ее умаление) нельзя ни вообразить, ни представить. Ее можно лишь обосновать. Данное решающее отличие деловой репутации от морального вреда и заставляет признать, что необходимо ее доказывание и что суд обязан обосновать указанием на конкретные обстоятельства свое суждение об ее умалении.
Одного только указания на то, что ответчик распространил существенные сведения, порочащие истца, а истец потерпел громадный ущерб в сфере своей деятельности, совершенно недостаточно для присуждения компенсации деловой репутации.
Мы уже говорили о том, что деловая репутация создается, что она все время меняется под воздействием деятельности обладателя этой репутации. Отсюда неизбежно следует вывод - деловая репутация восстанавливается.
По самым разным причинам деловая репутация может упасть. Независимо от причин этого обычная коммерческая организация сразу начинает восстанавливать свою деловую репутацию. Делается это самыми разными способами. Самый простой и весьма эффективный - зачисление заинтересованными лицами больших сумм на счет организации, чья платежеспособность поставлена клиентами под сомнение. Могут также применяться поощрительные (льготные) условия обслуживания, имеющие целью удержание или расширение круга клиентов, обычно сопровождаемые соответствующей рекламной кампанией, сворачивание того сектора деятельности, который привел к негативным результатам, и т.д.
Поэтому любой спор о деловой репутации должен затрагивать не только обстоятельства ее умаления, но и те действия, которые потерпевший предпринял с целью ее восстановления. В конечном счете может оказаться - и часто именно так и бывает, что репутация истца не только не уменьшилась к моменту вынесения решения по делу, но и возросла в результате умелых, профессиональных действий истца.
Действия истца по восстановлению своей деловой репутации могут требовать расходов, необходимых для такого восстановления. Если понесенные истцом расходы выходят за рамки обычной хозяйственной практики, вызваны дополнительными причинами, связанными с нарушением права истца на защиту деловой репутации, и направлены на устранение последствий этого нарушения, то они могут быть расценены как убытки (ст. 15 ГК РФ). Поскольку репутационный вред в обычной практике восстанавливается, он обычно сопряжен с возникновением убытков.
Наиболее трудным является вопрос о соотношении убытков с компенсацией "нематериального" репутационного вреда. На мой взгляд, постольку деловая репутация может быть восстановлена - а восстановлена она может быть, как правило, всегда, сфера нематериального репутационного вреда крайне узка и незначительна по сравнению с убытками, т.е. расходами, необходимыми для восстановления деловой репутации.
В качестве чрезвычайной можно считать ситуацию банкротства, отзыва лицензии у потерпевшего юридического лица, когда восстановление деловой репутации становится практически невозможным из-за прекращения его деятельности. Тогда выплаты в порядке компенсации деловой репутации по общему правилу поступят в счет требований кредиторов и тем самым будет восстановлена деловая репутация разорившейся компании, что является существенно важным для будущих руководителей и учредителей этой компании.
Если же организация продолжает вести свою деятельность, то все ее действия должны направляться на поддержание и возрастание деловой репутации и соответственно давать право на возмещение убытков (необходимых расходов), но не компенсацию нематериального вреда.
Другая сфера, в которой приходится рассматривать нематериальный аспект репутационного вреда, - это эффект опровержения. Во всяком деле суд обязан оценить, достаточно ли опровержения для восстановления деловой репутации. Этого во всяком случае достаточно, если к моменту вынесения судом решения истец полностью восстановил свою деловую репутацию.
Все изложенное позволяет прийти к выводу, что если российским законодательством будет воспринята идея денежной компенсации деловой репутации, то этот механизм должен быть таким: нарушение деловой репутации юридического лица влечет в качестве основной меры взыскание убытков. Денежная компенсация деловой репутации, если опровержения недостаточно для ее восстановления и если она не восстановлена, независимо от того, каким образом это произошло, к моменту рассмотрения спора судом может компенсироваться в силу того, что отсутствует фактическая возможность восстановления деловой репутации.

1 2 3

Похожие статьи:

--Корневой раздел--Юридическая помощь, юридические услуги

СтатьиОптимизация налогообложения фирмы

СтатьиАдвокатский аудит

СтатьиСоставление договора купли-продажи

СтатьиПомощь профессионального юриста, обслуживание организаций

Сюжеты, выступления, комментарии в телепередачах, на радио, членов Московской коллегии адвокатов "Шеметов и партнеры"

 
 
 

Присоединяйтесь к нашим трансляциям в сети Periscope:

Максим Шеметов в Periscope

Свежие статьи
Решение о корректировке таможенной стоимости признано незаконным арбитражным судом Решение о корректировке таможенной стоимости признано незаконным арбитражным судом

Арбитражным судом города Москвы признано незаконным решение Московской областной таможни о корректировке таможенной стоимости

далее
Отменено решение о корректировке таможенной стоимости Отменено решение о корректировке таможенной стоимости

21.11.2016 г. по результатам рассмотрения Заявления объявлена резолютивная часть решения суда первой инстанции, согласно которой решение о корректировке таможенной стоимости признано незаконным полностью, с таможенного органа взысканы в пользу истца судебные расходы по уплате государственной̆ пошлины в сумме 3 000 руб., судебные расходы по оплате услуг представителя в полном объеме.

далее
Юридическая помощь при разрешении арбитражных споров Юридическая помощь при разрешении арбитражных споров

Члены МКА "Шеметов и партнеры" готовы оказать любую юридическую помощь при разрешении споров в арбитражном суде любого уровня.

далее
Решение об отмене Корректировки таможенной стоимости оставлено в силе Решение об отмене Корректировки таможенной стоимости оставлено в силе

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа оставлено без изменения решение о признании незаконным решения Ростовской таможни о корректировке таможенной стоимости 

далее
все статьи

Внимание!!! Полное, либо частичное копирование материалов сайта разрешено только при установлении гиперссылки на www.shemetov.ru и по согласованию с администрацией!

Поиск по сайту
Полезное
Посоветовать друзьям
Статистика
Записаться на консультацию